Skip to content
This is Tooltip!
Euro-Asian Jewish (EAJ) Policy Papers, No 39 (23 August 2020)
This is Tooltip!
Штрихи к портрету нового репатрианта эпохи COVID-19
This is Tooltip!
This is Tooltip!

Масштабы и динамика алии из диаспоры в Израиль – итог многих, в том числе – а, возможно, и в первую очередь – «выталкивающих факторов». Т. н. «путинская» волна алии из стран бывшего СССР второй половины этого десятилетия в – не исключение, как и новая, назовем ее, «коронная» волна алии, которая начинается сейчас.  У репатриантов новой волны, похоже, будет больше общего с теми, кто приехал в 1990-е, чем с теми, кто не-приехал в 2010-е. Изменятся критерии выбора недвижимости, отношение к работе, подход к обучению детей и инвестиционные стратегии.

С момента создания Израиль воспринимается в диаспоре как страна-убежище. Когда встает вопрос выживания — физического или экономического — количество репатриантов увеличивается. Пока в стране исхода все спокойно — интерес к возвращению на историческую родину невелик. Это правило вполне подтверждается наблюдением за волнами возвращения в Израиль евреев из стран постсоветского пространства.

1990-е: исход

В начале 90-х годов ХХ века процедура выезда из СССР в Израиль существенно упростилась. Страна исхода — в том виде, в котором ее знали 70 лет — разрушалась. Но среди тех, кто имел право на возвращение, мало кто всерьез допускал вариант, при котором идеологическая и политическая конструкция под названием “Советский Союз” прекратит существование в течение трех лет. Поэтому огромное количество людей спешило воспользоваться представившейся возможностью и обеспечить приемлемый уровень жизни себе и своим детям, даже ценой гражданства и накоплений, имевшихся в стране исхода. Репатриация осуществлялась в условиях информационного вакуума, при отсутствии массового опыта загранпоездок. Тем не менее, по данным Министерства алии и интеграции, более 820 тысяч человек в течение 10 лет реализовали свое право на возвращение. В их числе была и наша семья.

2000-е: из Израиля в Россию

В «нулевые годы» нового века, произошел значительный спад алии, особенно с началом новой волны арабского террора в 2001-2004 гг., и всего за то десятилетие из бывшего СССР, по тем же данным, прибыло немногим более 160 тыс. человек. Параллельно шел обратный процесс: в начале 2000-х многие “новые израильтяне” (по разным оценкам, от 45 до 70 тыс.) вернулись в Россию, где стали весьма востребованными экспатами: у них было западное образование, хороший английский и совершенно несоветская культура общения. При этом родным языком для них оставался русский, а не иврит. И возможность строить карьеру на родном языке делала московские предложения очень привлекательными для молодых амбициозных репатриантов, которые не успели еще полностью погрузиться в израильские реалии.

Для того чтобы противостоять этой “утечке мозгов” я предложил тогдашнему (и ныне действующему) премьер-министру Биньямину Нетаньяху комплекс мер по возвращению молодых специалистов в Израиль. Он, однако, не поверил, что такая программа может сработать. Жизнь показала, что прав был я. Не прошло и десяти лет, как поток изменил направление. Впрочем, этому способствовал политико-экономический контекст: бизнес в России все меньше ориентировался на передовые западные практики, и возможности карьерного роста все больше определялись политической благонадежностью. Израиль, в свою очередь, демонстрировал последовательный рост высокотехнологичных и наукоемких отраслей экономики; появились компании, полностью ориентированные на западные рынки. Эта ориентация проявилась, в частности, в заимствовании западных корпоративных моделей и в переводе внутреннего документооборота на английский язык. И те, кто за 10 лет не утратил своей квалификации, вернулись в Израиль и заняли достойное место в новой цифровой экономике.

2010-е: Геополитика

Если в 2000-е и самом начале 2010-х тренды формировались под воздействием политэкономии, то с 2013 года тон стала задавать геополитика. До известных событий, которые, с одной стороны, к Израилю никакого отношения не имели, но, с другой, на репатриацию повлияли очень сильно, очередь на интервью в израильское консульство в Москве занимала 2-3 недели. А уже летом 2014 года очередь на интервью надо было назначать за пять месяцев. Волна 2014-го года с нашей легкой руки стала называться “путинской алией”. Сейчас мы, очевидно, стоим на пороге новой волны алии; название ей еще не придумано, возможно, она будет называться «коронной алией», потому что ее возникновением мы обязаны реакции стран, в том числе постсоветского пространства на вызовы, предложенные пандемией коронавируса.

Репатрианты 2010-х и 2020-х гг. исхода: отличия

«Путинская» алия

Как я уже отмечал выше, моя семья переехала (то есть единовременно перенесла центр жизни) из СССР в Израиль в 1990-м году. После этого мы много лет не посещали постсоветское пространство. Во-первых, это было связано с тем, что рейсов было меньше; а во-вторых, перелеты стоили сильно дороже. В общем, для нас это был «билет в один конец». Те, кто получал гражданство в 2014-19 годах, смотрели на Израиль иначе. Если для нас Израиль был местом проживания, то для новых репатриантов «путинской алии» переезд был не актом, но процессом. Опыт показал, что часть переезжала постепенно, обстоятельно перевозя активы, были и те, кто вообще не переехали, ограничившись получением даркона (израильского загранпаспорта) и покупкой недвижимости, реже инвестициями в хайтек. Нельзя не упомянуть и тех, кто под давлением обстоятельств был вынужден переехать в Израиль на ПМЖ намного раньше, чем изначально планировал.

«Путинская алия» использовала банки в Израиле в первую очередь как «запасной аэродром». У многих репатриантов этой алии подход к недвижимости тоже был специфическим: они искали для себя (не для инвестиции!) «дачи» на берегу моря. Принципиальным критерием покупки была шаговая доступность пляжа. Объекты жилой недвижимости эксплуатировались владельцами несколько недель (реже — месяцев) в году. В остальное время на дачах проживали друзья и родственники, проводившие отпуск в Израиле. Иногда дачи сдавались в аренду. Очевидно, что вопросы инфраструктуры, доступности школ, удаленности от торговых и развлекательных центров мало интересовали покупателей «путинской алии».

Что до инвестиций — их могли позволить себе немногие; зато те, кто решал вкладываться в израильскую экономику, играли по-крупному. Одно из основных направлений, куда заинтересованы были инвестировать новые репатрианты — сфера высоких технологий. Эта область инвестиций предъявляет высокие требования к новичкам, как с точки зрения первоначального капитала, так и с точки зрения профильных знаний. Цена ошибки на этом рынке очень высока. Мы занимались этой темой много лет, и можем утверждать, что инвестиции в израильские стартапы все-таки были исключением, а не правилом. Когда вы читаете сообщения о десятках миллионов, которые инвестирует Роман Абрамович, в том числе в израильский хайтек – это правда. Но инвесторов такого уровня очень мало. Стоит упомянуть также Игоря Рябенького, который через AltaClub привлекал и продолжает привлекать инвестиции в израильский хайтек, и это тоже правда, но таких инвесторов, вероятно, еще меньше, чем миллиардеров, готовых на высоко-рисковые инвестиции.

Второе направление для инвестиций «путинской алии» — это недвижимость. Но уже совсем не «дачи». Выбор объектов, в данном случае, не имел ничего общего с личными вкусами инвесторов. Логика этого рынка сродни логике фондового рынка: если вы инвестируете в акции, они не должны вам нравиться, они должны быть востребованными и приносить доход. Точно так же, когда вы покупаете недвижимость как инвестицию, а не как дачу, то она не должна нравиться вам; вы должны подходить к этому намного более отстраненно и обращать внимание на две вещи: на доход, который приносит сдача недвижимости в аренду, и на прирост капитальной стоимости.

Следующий вопрос — работа. Далеко не все представители “путинской алии” работали в Израиле. Среди этих репатриантов немало профессионалов высочайшего класса, как предпринимателей, так и наемных работников. Но их навыки и связи востребованы преимущественно в стране исхода. Они привыкли ко вполне определенному уровню жизни. После 2014 года их доходы в долларах заметно сократились, а в рублях — немного выросли. Уровень жизни им проще поддерживать в рублевой зоне. Другими словами, жизнь в России для этих людей выгоднее. Хотя, к сожалению, короче. Поясню: в одном из дел, которые мы вели, необходимо было сравнить среднюю продолжительность жизни в России и в Израиле, и оказалось, что у мужчин дельта была почти 20 лет (55 и 76 лет соответственно). Репатрианты из “путинской алии” понимали, что в Израиле без языка, без местного образования и без знания местных реалий шансов найти хорошую наемную работу очень немного. И это оптимистичная оценка ситуации. Потому не торопились с терять работу в России. Сегодня в Израиле даже местным найти работу сложно, безработица достигла рекордных показателей.

Следующая тема — подход к учебе. Те наши клиенты, которые переезжали в Израиль, или отправляли сюда на учебу своих детей, в подавляющем большинстве выбирали американскую частную школу, год обучения в которой стоит $35,000 без сопутствующих расходов, заметно превышающих эту сумму. То есть представители “путинской алии” и их наследники куда меньше своих предшественников соприкасались с израильской системой образования.

Коронная алия

Все страны по-разному реагируют на вызовы, брошенные пандемией COVID-19. На одном полюсе страны, которые предпочли ничего не замечать, а на другом — те, что быстро приняли самые решительные меры. Израиль оказался ближе ко второму полюсу. И потому смертей в Израиле сравнительно немного. Хотя действия израильских регулирующих органов трудно назвать последовательными, извне Израиль выглядит страной новых технологий и в этой сфере. Но тем, кто находится внутри страны, выходить из кризиса будет непросто. Ущерб, нанесенный израильской экономике, оценивается более, чем в сто миллиардов шекелей (и продолжает расти). И так же, как Россия, Израиль не торопится вливать деньги в экономику. Подход нашего государства предполагает помощь наименее защищенным слоям населения, но тем, чей бизнес был успешен до пандемии, не стоит рассчитывать на существенную помощь. Государство предполагает, что люди, обладающие предпринимательским талантом, а также запасом ресурсов, смогут решить свои проблемы даже в этих непростых условиях. Такой подход позволяет экономить бюджетные деньги.

Россия реагировала и реагирует на коронавирус своеобразно. Введенные ограничения продлились сравнительно недолго. И сегодня бизнесы, пережившие период “добровольной самоизоляции”, постепенно восстанавливаются. Но для многих непрозрачный подход государства к решению проблем граждан в кризисной ситуации стал важным фактором принятия решения о репатриации в Израиль. По данным исследований, проведенных израильским Министерством алии и интеграции и Еврейским агентством Сохнут, в ближайшем году без того ожидался всплеск заинтересованности в израильском гражданстве. Но коронавирусом ситуация не ограничивается: ситуацию на пост-советском пространстве трудно назвать спокойной.

Сроки: Если многие наши клиенты времен “путинской алии” рассматривали возможность переезда в перспективе, репатрианты “коронной алии” уже планируют свой переезд сегодня, чтобы осуществить его сразу, как только появится техническая возможность и ситуация в Израиле чуть-чуть стабилизируется.
Банки: Репатрианты “коронной алии” готовятся строить долгие отношения с израильскими банками, которые, вероятно, станут основными операторами их финансовых потоков. Правила этих отношений очень просты: в Израиль можно перевести деньги только из страны, налоговым резидентом которой вы являетесь. Желательно, также, осуществлять перевод из города вашей налоговой резиденции. Например, если вы москвич, то никогда не сможете объяснить израильскому банку, почему ваши деньги хранятся в банке Комсомольска-на-Амуре. Желательно, чтобы банк, из которого вы переводите деньги, входил в топ-10. Чем ниже банк в национальном рейтинге, тем больше вопросов к вам может возникнуть в Израиле.

С точки зрения израильских финансистов, человек без каких-то причин не будет рисковать своими сбережениями, размещая их в банках с сомнительной репутацией. И, конечно, у вас постараются выяснить, какие причины вынудили вас предпочесть банк из второй сотни банку из первой десятки. И только после того, как эти требования будут выполнены, банки начнут задавать вопросы: откуда вы взяли эти деньги и уплачены ли с них налоги? Если ответы не удовлетворят служащих банка, то вам будет отказано в возможности перевести деньги. Подробнее о взаимоотношениях с израильскими банками можно прочитать в нашей статье: “Особенности ближневосточного банкинга”.
Недвижимость: У репатриантов “короной алии” будет принципиально иной подход к выбору недвижимости. Они будут нацелены на покупку квартиры, где им комфортно будет жить, растить детей уже сегодня. Мы вывели формулу, которую между собой называем “треугольником Гервица”: для того, чтобы вы могли купить квартиру в Израиле, нужно учитывать три параметра. Один — удаленность от израильской «золотой мили», от первой линии Тель-Авивской набережной. Второй — качество квартиры, размер, уровень строительства, новый дом или старый. Третий, конечно, бюджет. И как только расстояние до моря перестанет быть основным критерием, возможный диапазон поиска квартиры в заданном бюджете сильно расширяется.

Инвестиции: Инвестиции репатриантов “коронной алии” не будут измеряться сотнями и десятками миллионов долларов. Для кого-то это будут сотни тысяч, для кого-то «считанные» миллионы. И это не будет полностью пассивная инвестиция. Я думаю, что репатрианты “коронной алии” захотят входить в бизнес в качестве младших партнеров, внося, во-первых, деньги, во-вторых, свои знания и умения. Человек, который был в России строителем, не хуже израильских коллег понимает, как нужно строить, хотя ГОСТы и другие локальные параметры в Израиле сильно отличаются от российских. И если раньше попытки войти в небольшие строительные проекты в качестве младшего партнера не только деньгами встречались редко, то, вероятно, в ближайшее время их количество существенно возрастет. Я уверен, что на фоне экономического кризиса, спровоцированного мерами по борьбе с коронавирусом, малые и средние бизнесы в Израиле будут заинтересованы в привлечении новых инвестиций ценой добавления младшего партнера.

Работа и учеба: Поскольку репатрианты будут оторваны от российской среды, так как физически будут находиться в Израиле, им, очевидно, придется куда более активно искать локальную работу. Учитывая тот факт, что сегодня в Израиле самая высокая безработица за всю историю существования государства, многие новые репатрианты будут вынуждены развивать собственные бизнесы. Нужно смотреть правде в глаза: если вы не гениальный программист, то вам будет очень тяжело найти в Израиле работу, близкую к тому статусу, который был у вас в России.

Подход к учебе детей тоже претерпит изменения. Если вы переезжаете в Израиль «всерьез и надолго», то вам важно, чтобы ваши дети знали иврит. Для этого придётся отправить их в обычную израильскую школу, которая является полной противоположностью российской: в Израиле ученики не везде встают, когда учитель входит в класс; они говорят, когда они считают нужным, а не когда им разрешает учитель; в шестом классе на математике здесь проходят то, что в российской школе к третьему классу уже успевают забыть… Но если все так плохо, то почему маленький Израиль запускает на американской бирже высоких технологий больше стартапов, чем большая Канада или огромный Китай? Возможно, право на ошибку и поощрение любых инициатив — и есть тот самый “секретный соус” израильских школ.

Заключение

У среднестатистических репатриантов 2020-х будет больше общего с репатриантами 1990-х, чем с репатриантами 2000-х и 2010-х. Основная причина этого в том, что они будут быстрее переносить центр жизни в Израиль. Это, в частности, означает, что им придется пройти крайне жесткую проверку своих знаний, умений и навыков выживания на одном из самых маленьких и сложных рынков труда в мире. Далеко не все смогут сохранить привычный уровень потребления. Их ждет шок от столкновения с реальностью, не имеющей ничего общего с той, к которой они привыкли. Израиль — это страна-убежище. Но те, кто может работать — должны быть готовы работать. И не обязательно головой. Для того, чтобы в убежище могли укрыться старики и дети, кто-то должен это убежище защищать, кто-то — строить, кто-то убирать в нем. Будут и такие, кто, как и в 90-е, отдаст предпочтение более привычным англоговорящим странам. Но те, кто останутся, имеют шанс стать настоящими израильтянами. А это не так плохо.

This is Tooltip!
This is Tooltip!
Gerviz-Eli_00054-300x300
This is Tooltip!

в прошлом офицер военной прокуратуры Армии обороны Израиля, в настоящий момент — эксперт по миграционному праву, президент крупнейшей русскоязычной адвокатской коллегии Израиля; член Общественного совета Российского Еврейского Конгресса, и член Правления Торгово-промышленной палаты Израиль-Россия.

This site is registered on wpml.org as a development site.